Вячеслав Климович (v_klimovich) wrote,
Вячеслав Климович
v_klimovich

Categories:

Мимо пятой волны

Когда-то я попытался создать сей монументальный труд с пафосным названием

Из истории Гомельского КСП. Субъективный взгляд.

Глава I. КСП, в который я пришел
Глава II. Часть I. Волна четвертая - ошибки первые
Глава II. Часть II. Волна четвертая. Война фракций
Глава III. Волна четвертая. Цветочки и ягодки.

Теперь появилось вдохновение продолжить рассказ. Признаюсь, что из меня сейчас прет желание рассказать о шестой волне, поскольку это актуально и важно, но раз уж в истории не должно быть пробелов, то я не могу не рассказать о том немногом, что я знаю о пятой волне. Итак

Глава IV. Мимо пятой волны.

Если честно, то события, происходившие в клубе с 1997 года по 2000 во многом обошли меня стороной. В эти три с лишним года я был поглощен своими делами, связанными с бизнесом. В клубе я был нечастым гостем, проустил празднование 20-летия КСП в ноябре 98-го пропустил школьный фестиваль и гомельский отборочный тур республиканского фестиваля "Робинзонада". Т.е. вся пятая волна прошла мимо меня. Я, конечно, иногда бывал в клубе, ездил на фестивали, участвовал в концертах, но все это было в моей жизни очень второстепенным. Хотелось денег, пожалуй, один раз в жизни их хотелось настолько сильно, что не хотелось больше нчего. Потому все мои познания о пятой волне носят весьма эпизодический характер и лишь в тех эпизодах, где моя личная творческая жизнь пересекалась с жизнью клуба. А потому опишу несколько подобных эпизодов из жизни себя и пятой волны.


Эпизод первый. Фестиваль авторской песни "Славутич - 97".

Это фестиваль для меня запомнился тем, что был фактически первым для меня фестивалем, где я что-то серьезное получил. Я имею ввиду лауреатство в авторской номинации. Я пел две песенки: "Ох нагнало облаков" и "Буду верить, чтоб остаться". Первую - в гитарном сопровождении ochkovy_zmeyЮра Бурьяница, вторую с Юрой на гитаре и в дуэте с Аленой Сильченко. Как и в 96-м году, гомельский костер был фактически центром фестиваля. Очень хорошо помню эти хоровые попевки у нашего костра и состав гомельской команды, кроме вышеназванных: Ольга Киянова, Елена Белая, Стас "Алиса", "Кайф", Игорь и Аня Сильченко, Люда Воронина, Шура Сидорова, razgovnaЮра Литвиненко с семейством, семейство Кодкиных, leshiy_belorusАлексей "Леший" Ильинчик, Алексей Петрович Мартыненко с мамой Валентиной Васильевной и сестрицей Ириной, наверняка многих забыл. Интересным событием фестиваля был приезд в самом конце, т.е. в воскресенье, когда все фестивальные программы уже закончились, Александра "Капы" Конопелькина и Евгения Костюкова. Привез их на машине Александр Гливин. Песенные посиделки, вопреки обыкновению, продолжились до утра понедельника. Вообще, о фестивалях в Славутиче можно было бы написать большую интересную книгу, потому что это мой любимый фестиваль, о котором я знаю все или почти все, но это совсем другая история...


Эпизод второй. Фестиваль авторской песни "Менестрель" в Минске.

Вообще, фестивали, которые организовывала минчанка Анна Панкратова были всегда очень забавными и необычными. Была в них некая недоорганизованность, но при всем при этом, каждый из этих фестивалей навечно остался в моей памяти благодаря каким-то отдельным, важным событиям. "Менестрель - 97" Обозначился обилием в нем "Лешего". Леша сыпал своими Лешиками направо и налево, настолько, что вдохновил на сочинение четверостиший даже меня. Я на тот фестиваль впервые привез на продажу мастеровые струны для гитары одного из гомельских умельцев. Леша не смог не отреагировать:

Приехали мы в Минск совсем не зря:
Продать хотя б немного струн гитарных,
Вель три аккорда на два пузыря
Меняются вполне элементарно!


Гомельчан было немного, но песня "Белый дирижабль" Валентина Славиковского, т.е. гимн пятой волны, вытащила на сцену приличную толпу и пели свой гимн громко и вдохновенно! Я, помню, даже пытался что-то сыграть на стоявшем на сцене фортепиано. А вот состав гомельчан я помню, увы, плохо. Точно была Юля "Каталина" Мечик, Вика Бобровник... Не помню, был ли Витя Матькунов. Должен был быть, мне так кажется, но не помню... Я, кстати, на том фестивале снова залауреатился.


Эпизод третий. Поездка в Сморгонь.

Как известно, некоторыми своими корнями авторская песня уходи в туризм и то, что КСП всегда дружил с туристическими организациями Гомеля - явление более чем нормальное. Так случилось, что гомельские туристы очень дружили с центром туризма Анной Чеславовной Лещевич, которая иногда организовывала концерты авторской песни и приглашала самых разных белорусских бардов в Сморгонь. Полный состав гомельской делегации я не помню, но в тот дождливый январь 1998-го помимо директора городского центра детско-юношеского туризма Александра Герасименко были: Виктор Матькунов, Ольга и Ирина Котовичи, Дмитрий Виноградов, Алексей Ильинчик, ваш покорный слуга. Поездка запомнилась одним чудесным событием, которое я уже описывал у себя в ЖЖ, но все-таки процитирую здесь:

Это случилось в ночь с 17 на 18 января в небольшом городке Сморгони, что на северо-западе Беларуси, невдалеке от литовской границы. Мы с клубом авторской песни поехали на слет, который устроили сморгонские туристы. Погода была отвратная: сильный ветер, дождь, низкие плотные облака, на огромной скоростью проносившиеся над землей, мерзко, зябко. Хотелось горячего чаю... Как положено, в ночь с субботы на воскресенье практически на любом бардовском фестивале проходит то, что называют чайханой, но чаем там пахнет редко. Чаще над комнатой, где все собираются, витает плотный спиртной дух. Как-то нам, а именно мне, тогдашнему президенту клуба Виктору Матькунову (у него, кстати, сегодня ДР), известному белорусскоязычному барду Дмитрию Винорадову и дуэту Оле и Ире Котович (т.е. компания творческая и малопьющая), не покатила пьянка и мы, сидя на кроватях в большой комнате стали петь. Пели все, что приходило в голову, но это пение было необычным. Мы пели многоголосье. Какая-то неведомая сила с мастерством гениального аранжировщика раскладывала наши голоса на партии. Комната была большая (спальня бывшего детского сада) с твердыми штукатуренными стенами, т.е. акустика была невообразимая! То, что с нами происходит, мы поняли не сразу, но как только заметили, что в этом нет случайности (случайностей, если вы не знаете, не бывает вообще), стали продолжать уже с намерением получить максимальное наслаждение от того чуда, которое было нам ниспослано! И (о боги!) небо над Сморгонью разверзлось, в окно заглянула полная Луна! От этого мы почувствовали новую силу и чудо нас не оставляло! К концу второго часа песнопений на небе не было ни облачка!

Собственно, на этом эпизод можно было бы и завершить, но хочется сказать, что именно там и именно тогда мы познакомились с замечательным минским автором Сергеем Пономаревым.


Эпизод четвертый. Отборочный тур на "Петербургский аккорд - 1998" (Минск).

Для меня фестиваль был неудачным во многих отношениях. Во-первых, я приехал туда неохотно - не хотелось отрываться от работы (жил я тогда в Киеве). Во-вторых, я был совершенно не настроен на бардовскую волну и меня попросту "не перло". Я даже умудрился уснуть на концерте председателя жюри Александра Иванова, а это нужно было суметь! В конкурсе я выступил никак - даже во второй тур не попал, и, в принципе, не расстроился от этого. Гомельчане тогда вообще себя не проявили, и не мудрено - как таковых форматных авторов у нас не было, да и по другим номинациям грустно было... Зато на этом фестивале я впервые услышал, а главное УВИДЕЛ o3eroОльгу Ясюкович, у которой мне очень понравилась песенка "Равнодушны светофоры, безразличны фонари" - она нас потом и познакомила ;-) А Витя Матькунов вообще обознался и перепутал Олю Ясюкович с Олей Залесской и приглашал Ясюкович как Залесскую с концертом в Гомель!


Эпизод пятый. Концерт на "Спартаке" и поездка в Минск на "Менестрель - 98".

Я не случайно объединил два события в один эпизод, потому что в Минск мы поехали сразу после концерта на ОАО "Спартак", точнее, в ночь после концерта. Если честно, то сам концерт я помню смутно. Помню отчетливо выступление Вити Матькунова и как меня поразила песня "Новый год в Крыжовке" Арика Круппа. Помню только что был еще Юра Телкин и помню, что было очень тепло, в смысле, атмосфера концерта была крайне теплой. А сразу после концерта, в 00.40 поездом "Гомель-Барановичи" мы уехали в Минск на "Менестрель - 98". Мы - это Витя Матькунов, Олег Юркович, isilchenkoИгорь Сильченко, я, ochkovy_zmeyЮра Бурьяница, black_yagaВолодя Ступинский. Но как-то в этот раз мы ехали не как конкурсанты, а как гости, а Володя Ступинский вообще как член жюри. Одним из мероприятий фестиваля была одна весьма странная концертная программа, которая должна была заменить собой чайхану: наш с Юрой Бурьяницей блок, в котором мы должны были петь "Ивасей" и блок минского автора Сергея Пукста. В зале в тот момент оказалась одна конкурсантка из Могилева, которой наше с Юрой выступление крайне не понравилось: мало того, что мы горланили "Ивасей" "дурными голосами" (как оценила это однажды lida_cheЛидия Олеговна Чебоксарова-Чувашская), так мы еще и как-то выпендривались (!?). Одним словом то, что o3eroэта девушка несколько позже стала моей женой, в тот момент могло казаться чем-то крайне невероятным! Но в истории такое случалось много раз, когда из такой вот первой неприязни вырастало большое чувство. Эта тема может и не имеет прямого отношения к истории клуба, но если уж говорить об это фестивале, то наше с Олей знакомство - достаточно важное фестивальное событие :-)
Ночью в комнате, где мы жили, на четыре кровати оказалось восемнадцать претендентов, потому спать не ложились, а просто пели, пели много и долго. Часов около 3-х появилась o3eroОля и для меня началась новая эра. Кстати, эта ночь дала название одному из элементов ландшафтного дизайна в Гомеле. В пионерском скверике есть такая штука - деревянный чел спит на пеньке. Это не что иное, как памятник Шурке Сидоровой, которая в ту ночь спала на тумбочке.

Потом у нас с Олей началась "любовь-морковь" и многие эпизоды я лично рассматривал через эту призму, а именно: концерт o3eroОльги Ясюкович в Гомеле с последующими событиями, такими, как поездка в Сморгонь, где я сделал Оле предложение и где она согласилась, а также выход в свет проекта "Песни нашего века", концерт которого по РТР мы наблюдали по пути из Сморгони в гостях у минского архивиста Миши Смирнова, знакомство с Александром Городницким и Дмитрием Сухаревым - многое у нас происходило в стороне от клубной жизни.

Многие клубные процессы нами воспринимались по касательной. Например, возникшая в 1999 году "хунта" точно обошла наше внимание стороной. Что за "хунта" и какова ее роль в истории клуба, я, честно говоря, не знаю, я даже не помню, кто в нее входил... Да, в клубе стало некомфортно, было много совершенно левого народа, тусовка становилась все бездарнее и бессмысленнее и что-то нужно было делать, но нам с Олей было не до того. Но в жизни пятой полны все же было еще несколько ярких эпизодов, которые не обошли нас, или мы не обошли их, что, в общем-то, большой разницы в себе не заключает.


Эпизод шестой. Концерт в ГГУ.

Это был, пожалуй, один из самых запоминающихся концертов КСП. Случился он 16 апреля 2000 года. Программа была сверстана из лучшего, что было в клубе на закате пятой волны, хотя пятая волна о закате и не подозревала, он, закат, как и п....ц, подкрадывался незаметно. Но все-таки пока о концерте. Я попытаюсь вспомнить участников: Витя Матькунов, Олег Юркович, Олег Ардабьев, Игорь Сильченко, мы с Олей, Ольга и Ирина Котовичи, Тима Ежов и Люся Демиденко, Борис Френкель, Юра Телкин, Алексей Ильинчик, Вера Воробьева, Андрей Киселев. Я ТОЧНО кого-то пропустил - не обижайтесь... Атмосфера в зале была ФАНТАСТИЧЕСКОЙ! Энергетика была осязаема! "Перло" и выступающих, и зрителей. Мне помнится состояние некой эйфории, особенно на заключительной песне. Нам так понравилось все это, что мы решили повторить и провести подобный концерт в мединституте месяц спустя, но, увы, этот концерт был почти полностью провален... Причин я не помню, но могу догадаться, вернее, приплести свои... Четвертая и пятая волны не сильно блистали концертами - их было крайне мало (я говорю о концерта на зал, на постороннюю, неклубную публику), потому концерт в ГГУ был невероятным выплеском накопленной и отчасти застоявшейся энергии, которую за месяц накопить не удалось... По моим ощущениям, концерт в мединституте был последним выдохом пятой волны...

А дальше снова без нас с Олей все проистекало... Буянила какая-то хунта, а нам хотелось авторской песни... А ее, песни, в том клубе было мало, по крайней мере для нас...

В октябре 2000 года ко мне обратилась директор студклуба ГГУ Марина Борисовна с просьбой организовать концерт авторской песни в рамках студенческого фестиваля "Арт-сессия". Было получено обещание оплатить приезд какого-нибудь знаменитого барда. После недолгих перебираний решили, что это будет одессит bairakВиктор Байрак. Виктор - фигура привлекательная не только для любителей АП, но и для поклонников ЧГК и КВН, поскольку означенный Байрак и в этих играх оказался человеком весьма известным и популярным.
Сперва был сольный концерт Виктора Байрака в ДК Центрального р-на на Пушкина, затем внутриклубная чайхана, а на следующий день - Гала-концерт с участием гомельчан и гостей, к которым присоединилась grydlyaНаталья Колесниченко из Воронежа, супруга Виктора. Концерт прошел достаточно качественно, гладко. Но вот что интересно... Состав участников, да и формат концерта, были такими, какими все это было в концертах последующей шестой волны.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments