Вячеслав Климович (v_klimovich) wrote,
Вячеслав Климович
v_klimovich

Бревно

Смешные истории, для особого эффекта, вернее для особой эффективности, нужно рассказывать тогда, когда этих историй прозвучало много, все заведены и достаточно показать палец и все будут лежать под столом. Так произошло в послефестивальную (т.е. с воскресенья а понедельник) ночь фестиваля в Славутиче, когда на поляне осталось три лагеря и двое гостей (я и bairakВитя Байрак) Мне казалось что то, что я начал рассказывать, было уже славутичским "баяном", но, оказалось, что все новое, как известно - хорошо забытое старое, но когда-то, в 1997-м, рассказанное со сцены во время чайханы. Тогда такого эффекта не было. Именно поэтому у меня возникла мысль эту совершенно реальную историю изложить в виде маленького рассказа.

Мой брат Пашка в годы тинейджерства слыл халявщиком и эгоистом. Это сейчас он держит в своих руках целый магазин и мастерски с ним управляется, а тогда, лет десять и более назад он так и норовил "урвать кусок побольше и пожирнее". И не смотря на то, что в водных турпоходах на фестиваль авторской песни в Славутич Пашка проявил невероятно полезный всей группе талант продразверстчика и весельчака, возможность схалявить он не упускал никогда. Быть может он оправдывал себя тем, что те, кто шли с ним в байдарке или рядом с ним, зачастую умирали от смеха. И то, что его байдарка всегда отставала перед ночевкой и приходила к уже стоящему лагерю, к собранным дровам и почти готовому ужину - это никого не напрягало.
Как и всегда, маршрут проходил по двум рекам - Сожу и Днепру. В месте, где эти реки соединяются стоит небольшой белорусский городок Лоев. Ниже Лоева Днепр был уже широкий и многоводный с длинными плёсами, широкими песчаными пляжами. В тот раз, при попутном ветре, мы попробовали связать три байдарки в один плот и идти под парусом. Парус соорудили из полиэтиленового тента, мачту - из весла. С учетом течения и ветра наше новое судно, получившее гордое название "Пачвара" (в переводе с белорусского - Чудовище) давало приличную скорость, оставляя за собой довольно высокую волну. Так и мы и шли три дня по днепровскому участку пути расслабляясь под солнышком и не гребя веслами.
Не помню, кому пришла в голову идея совершить ночной переход, но эта идея была единогласно поддержана экипажем "Пачвары". И вот, на пляже древнего украинского Любеча мы готовились к интересному и в меру опасному переходу. Каждый готовил себе уютное гнездышко: девчонки - в носовых отсеках байдарок укладывали туристские коврики и расстилали спальные мешки, готовящиеся к бессонной ночи рулевые (это те, кто занимал два задних места боковых байдарок) устраивали удобные сидения. Все были предупреждены, что нужно хорошо укрыться полиэтиленовыми фартуками, дабы остаться сухими и частично сохранить микроклимат своего гнезда. А вот "умный" Пашка, занявший самое центральное положение в средней трехместной байдарке, решил, что ему должно быть мягче всех и вместо того, чтобы соорудить из "паруса" фартук - решил сделать из него матрац.
Августовские ночи теплом не баловали. Вскоре все это почувствовали и стали извлекать из-под себя те или иные теплые вещи, Пашке ж было лень, тем более что спальник, в который он упаковался, был не так уж и плох, хотя от появившегося вскоре плотного тумана намок и только усилил холод. Пашка понял, что оказался жертвой своей глупости, но поделать было нечего - движения в мокрой одежде только усугубляли холод. Так и сидел парень дрожа и стуча зубами. В один момент он просто взвыл по-волчьи, чем вызвал ответный вой нескольких десятков собак в деревне Мысы, а до восхода Солнца еще было не менее двух-трех часов.
Тем не менее, "Пачвара" продвигалась на юг, хоть увеличения количества тепла это и не сулило. Медленно, из облака тумана в облако тумана, судно приблизилось к моменту, когда чернота вокруг сменилась на темно-синий предрассветный цвет. Да и жизнь речная начала пробуждаться. Слева послышались всплески падающих грузил рыболовных донок вперемешку с тихими диалогами рыбаков.
- Да нет, наверное бревно. - донеслось с берега. Почему-то ни у кого из бодрствующих не вызвало сомнений то, что эта фраза относилась именно к "Пачваре". Стук зубов Пашки временно прекратился и злость, накопившаяся в организме юноши таки вырвалось наружу. Паша повернулся в сторону берега и оскорбленным тоном произнес в адрес обидчика:
- Сам ты бревно!
На мгновение воцарилась тишина: видимо обидчик переваривал информацию.
- Ну, извините... - прозвучало с берега.
Я потом понял, почему в этом месте слушатели больше всего смеялись, попытавшись поставить себя на место рыбака: ловлю я рыбу, по реке плывет бревно...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments