Вячеслав Климович (v_klimovich) wrote,
Вячеслав Климович
v_klimovich

АП или КСП? А может не то и не другое?

Сперва я хотел откомментить в дискуссии http://peresedov.livejournal.com/559975.html, но не стал этого делать исходя из провокационности поста, цель кторого - погоня за рейтингом, мне так думается. Взгляд изложенный автором дилетантский и примитивный, не подкрепленный хоть какими-то знаниями обсуждаемого предмета. Главное - чтобы КСП-шники клюнули. Не стал я комментить и под "Вражеским шаржем" глубоко уважаемого мэтра Юрия Лореса. Желание было, но я решил отказаться от соблазна и оформить свои мысли в самостоятельный пост. Так уж случилось, что вчера у нас с o3ero дома произошла запись радиопередачи с участием Владимира Завгороднего. Разговор между журналисткой и В.З. время от времени перетекал в дискуссию, красной нитью которой проходил разговор именно на эту тему, т.е. обсуждение сходств и различий между авторской песней и КСП. Свое мнение на этиот счет я сформировал достаточно давно и теперь спешу поделиться.

Не люблю говорить о сложных вещах простыми словами, есть в этом некая жириновщина, но в данном случае лучше не особо мудрить. Мало того, скажу крамолу: я во многом согласен с peresedov. Движение КСП (клубы САМОДЕЯТЕЛЬНОЙ песни) родилось вокруг и из любви к немногочисленному количеству замечательных авторов по принципу фан-клубов, только специфические социальные условия способствовали невероятному росту КСП, и возникла ситуация, когда законы жанра стали формироваться не авторами, а гораздо более многочисленными фан-клубами и появлением в них огромного числа вторичных авторов отличительной чертой которых стала похожесть на тех, кто похож на любимых поющих поэтов. И вот эти многократные копии с копий сформировали тот самый "художественный" язык, который в свою очередь породил букет стереотипов, ярко показанных на картинке

Если говорить об оригиналах, наиболее копируемых в среде КСП, то это, на мой субъективный взгляд, Юрий Кукин и Александр Городницкий. Юрий Алексеевич и Александр Моисеевич не мудрствовали с гармонией своих песен. Чаше всего в основе гармонии их песен лежат простейшие обороты в рамках одной тональности, либо параллельных тональностей, либо с отклонением в тональность субдоминанты. Особенно часто встречается простейшая гармоническая секвенция на аккордах основных ступеней лада. Именно поэтому пародия на КСП "Снежинка", принадлежащая перу Кортнева, не что иное как большей частью перепевка Городницкого, некая гармоническая квинтесенция музыкальной стороны его песен. Намного иначе обстояло дело с песнями Юрия Визбора, многие из которых были весьма оригинальны с гармонической и мелодической точки зрения, и популярность "Солнышка лесного" - не вина Визбора, а вина падкого на простоту КСП, выбравшего эту, вобщем-то посредственную песню в качестве гимна своего движения. Не прижились в каэспэшной среде многие замечательные песни композитора Виктора Берковского - лишь некоторые в этом кругу стали "народными", а некоторые вырвались на большие просторы за границу довольно консервативного каэспэшного мира. Практически полностью не прижились песни Сергея Никитина. Когда я говорю "не прижились", я имею ввиду тот факт, что песни этих талантливых интуитивных музыкантов, конечно же, были широко известны, подпевались, но подпевались лишь в том случае, если кто-то мог сыграть достаточно сложные гармонии. И если "Собачку Тябу" и "Альма-матер" Берковского-Сухарева в силу простоты гармонии должны были петь много и часто, то "Сьюзен" тех же авторов или "Черешневый кларнет" Берковского-Окуджавы, если и звучали, то достаточно редко - такую гармонию еще и разжевать нужно :-) Так что музыкальный язык КСП формировался тотальным отсутствием музыкальной культуры любителей АП.

Что же касается известных и любимых авторов, то каждого из них отличало что-то особенное, выдающееся, ярко индивидуальное. Я не могу назвать ни одного известного автора-исполнителя, кроме названных "клише", которые бы на 100% вписывались в систему КСП за неимением своей "фишки". Хорошо это сформулировал симферопольский автор-исполнитель Сергей Каплан, говорящий об этом на творческих мастерских: "Тебя должна узнать по голосу и почерку моя мама: "Сережа! Иди скорее! Там по радио твоего любимого (подставьте имя и фамилию) передают!"

К КСП я, все-таки, отношусь двояко. С одной стороны, я считаю, что это возникшее на теле АП некое непомерное образование, которое паразитируя на родителе, постепенно загоняет его в могилу, т.к. обыватель, являющийся потенциальным слушателем (если ему разжевать и в рот положить) не видит разницы в понятиях АП и КСП, и все пороки КСП соединяет в понятиях "авторская (бардовская) песня" и "бард". В свете этого возникает жгучее желание абстагироваться от КСП, а теперь еще и от понятия "авторская песня". Именно деструктивную в принципе деятельность КСП я считаю главной причиной того, что концертные залы на выступлениях самых замечетельных авторов практически пустые. В определенной степени виною падения популярности АП можно считать изначальную принципиальную бесплатность концертов и фестивалей и, в настоящее время, нежелание развращенной халявой публики платить за то, за что платить они не привыкли. С другой стороны, КСП имеют хоть какие-то структуры и зачастую именно они проводят фестивали АП и организовывают концерты. Хотя все больше и чаще возникают случаи, когда организацией бардовских концертов занимаются некаэспэшные профессионалы.

Поэтому мне кажется, что для того, чтобы АП, как уникальный жанр литературного и музыкального искусства, сегодня выжила, она должна низко покланиться КСП, сказать ЗА ВСЕ спасибо и развиваться самостоятельно, даже придумав себе новое название. Ведь для того, чтобы сегодня выживать именно с "брэндом" АП, понадобятся огромные сили и средства, из которых львинная доля пойдет не на раскрутку конкретных авторов, а на избавление от стойкого стереотипа КСП. Теперь самое время картинке:



Прикол, конечно же, но прикол меткий и остроумный. За тем только исключением, что к авторской песне, особенно к современной авторской песне, это не имеет никакого отношения. Глядя на эту картинку, вспоминается история поездки на последний Грушинский фестиваль.

В поезде "Москва-Тольятти" мы ехали вместе с моим другом, замечательным украинским автором Володей Завгородним. Как известно, этот поезд кишит такими же как мы, едущими на Грушинский. В соседнем купе три места + одно боковое (нижнее занимал Володя) были заняты московскими каэспэшниками, остальная часть компании которых была разбросана по всему вагону (а может и поезду). На верхней полке ехала домой, видимо на каникулы, симпатичная студенточка, сдавшая сессию. Так вот в этом купе собралась вся их компания! И они достали свои расстроенные гитары, стали громко и мимо нот букально орать песни, упрощая гармонию, мелодии. И это продолжалось до тех пор, пока совесть их не проснулась (вагон попался мирный, не нашлось кого-то, кто пришел бы и рот не заткнул). В один момент мы с Володей, не страдаюшие дорожными песнопениями, вышли покурить, через минуту в тамбур зашла студентка (мы наблюдали за ее раздраженностью, но прервать "глухарей" у нас не получилось). Мы сказали ей что-то сочувственное, а она ответила: "Если бы я знала, что есть такой Грушинский фестиваль, то я бы никогда не поехала в эти дни этим поездом". И мы ее поняли великолепно, ибо нас, музыкантов, эти бездарные голошения (песнопениями это назвать нельзя) так достали самих, что уши уже буквально пухли от фальши и горова раскалывалась. В этот момент мы с Володей искренне ненавидели КСП.

И еще несколько слов о мифической свободе КСП. КСП не было свободой. КСП, во всяком случае я сделал этот вывод, прочитав книгу Игоря Каримова "История московского КСП" и из истории Гомельского КСП, - это было некое культурное гетто, рычаги управления которым находились полностью в руках ЛКСМ и КПСС, имевшими над КСП тотальный контроль.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 47 comments