Вячеслав Климович (v_klimovich) wrote,
Вячеслав Климович
v_klimovich

Грушинский. Без претензий на истину.

Когда в 1992 году я впервые ехал на Грушинский, то и думать не мог, что этот фестиваль станет для меня хронической болезнью. Два фестиваля (1999 и 2001) я, все-таки, пропустил и очень переживал, что там все происходит, а я тут к собственной женитьбе готовлюсь или в избирательной кампании участвую. К болезни Грушинским добавился еще один момент - это преданность Кольскому бугорку, который в последние годы стал заповедником авторской песни в уже далеко не бардовском фестивале. Именно поэтому грушинский конфликт я принял близко к сердцу и все время пытался понять его суть, причины и представить возможные последствия. Для этого я старался изучать все материалы, появлявшиеся в сети, и, признаться, сперва, благодаря постам, которые время от времени публиковал gryzlov, я принял позицию Грушинского клуба. Позже, в разговоре с одним из авторов, приглашенным на Мастрюковские озера (для справки - новый Грушинский на старом месте), я сделал несколько иные выводы, чем решил поделиться в одном из постов gryzlov. Наверное, с того момента, когда мои комменты в защиту авторв, приглашенных на Мастрюки, оказались удалены или скрыты, я понял, что автору постов невыгодно иное мнение - что ж его посты - имеет право на цензуру. Но почему-то именно тогда возникли сомнения в праведности так яро защищаемого им Грушинского клуба во главе с Б.Р.Кейльманом, собравшимся проводить свой Грушинский фестиваль на Федоровских лугах. Потом возникло и решение старейшин Кольского бугорка оставаться на старом месте, в чем был определенный резон, или даже два, а точнее три резона. Первый - Кольский бугорок - независимый творческий и географический субъект. Второй - Кольский бугорок как ни одна из сцен страдал от нововведений Грушинского фестиваля и не испытывал за это особой благодарности к грушинскому клубу и лично Борсу Рафаиловичу. Третий - люди, которые будут идти на бугорок в течение всего фестиваля и будут крайне удивлены и расстроены, если не найдут нас на старом месте. Однако, это решение не склонило меня окончательно в сторонники нового оргкомитета. Все происходило постепенно. Наверное, стоило подождать фестиваля и тогда делать выводы...

И вот два Грушинских фестиваля прошли. Многое стало понятно. И для того, чтобы понять это не было необходимости вникать в некие судебные решеия (к сожалению, не видел никаких документов, о которых так много говорят меньшевики). Юристы, мне думается, ничего нового и интересного не скажут по, как минимум, двум причинам: Первая - Россия не правовое государство, таковым никогда не было и не будет. Сама русская натура неспособна на прагматичную аргументацию - все решат эмоции... Или деньги - вторая слабость вечно нищего русского человека. Вторая причина - природа конфликта. Он вовсе не правовой. Природа его исключительно этическая и абсурдно его решать в судебном порядке.

Первой "ласточой" утверждения в моем сознании легетимности нового оргкомитета стало открытое письмо Исая Фишгойта, одного из старейшин Грушинского клуба и Грушинского фестиваля. Однако вернемся на фестиваль. На фестивале я вдруг увидел множество людей из старого оргкомитета, что внушило мне к этому фестивалю новую порцию доверия. Внимание сфокусировалось на трех из них. Об Исае Фишгойте я уже говорил. Второе имя - Александр Исаев, участник Грушинского трио. Третье имя - Анатолий Григорьевич. Увы, я так и не узнал фамилию этого удивительного человека, но именно он, а точнее его расказ был той последней каплей в чашу легитимности 34-го Грушинского фестиваля на Мастрюковских озерах.

Анатолий Григорьевич зашел к нам на Кольский бугорок в воскресенье 8.07. как раз на церемонию закрытия бугорка. Мы его поздравили с 75-летием и с крайним удивлением узнали, что буквально за две недели до фестиваля этот человек, будучи абсолютно слепым, совершил восхождение на Эльбрус! Когда начался импровизированный, скомканный из-за дождя концерт, я отвел Анатолия Григорьевича в сторонку и с присущим мне любопытством, о природе которого я говорил в первых строчках этого поста, попросил его рассказать о конфликте между старым и новым оргкомитетом. Эх, жаль, я не воспользовался диктофоном, а то б с удовольствием опубликовал этот расказ, а пока придется просто вкратце пересказать его.

В 1958 году Анатолий Григорьевич открыл в Куйбышеве школу туризма, куда вскорости пришел молодой человек Валера Грушин, закончивший эту школу как инструктор. После гибели Грушина Анатолий Григорьевич вошел в оргкомитет первого и всех последующих фестивалей имени В. Грушина. В те же незапамятные времена Исай Фишгойт предложил на должность президента клуба им. Грушина кандидатуру Бориса Рафаиловича Кейльмана. Однако в последние годы многие грушинцы стали замечать, что все реже и реже звучит имя Грушина, а фестиваль стал все чаще именоваться как "Груша" (кстати, на официальном сайте Грушинского клуба есть любопытный, весьма красноречивый документ http://festival.samara.net/contents/29/606 - обратите внимание на последний документ). Люди стали уходить от Кейльмана, наблюдая как он пытается все подмять под себя. Анатолий Григорьевич рассказал также и о конкретных финансовых махинациях, отпугнувших от президента клуба многих его поплечников - эту информацию я публиковать не буду, т.к. не мое это дело да и не пристало считать чужие деньги. А еще рассказал грушинский ветеран, что у Грушинского клуба была финансовая возможность торговаться за поляну, но БРК до последнего момента расчитывал на халяву и денег попросту пожалел. "Я последним от него ушел, поняв, что этот человек думает только о себе и о своем кармане и готов идти по головам ради достижения своих меркантильных целей, что успешно и делает"...

Были и другие факты не в пользу лидера Грушинского клуба. Один известный российский бард рассказывал, как на Ильменском фестивале "попал под раздачу" Кейльмана, который шантажировал, угрожал: "Они же все будут в тюрьме сидеть, а ты - с ними!" А еще кунаки БРК звонили авторам, приглашенным на Мастрюковские озера и стыдили их, уговаривая отказаться от приглашения. Красиво это?..

Мне почему-то приходит в голову любопытная аналогия. Я живу в Беларуси, в стране, которой безраздельно правит диктатор. Многие его бывшие соратники (одних он выгнал, как наш герой И. Фишгойта, другие ушли сами) носят перед народом клеймо предателей, воров, конченых негодяев. Ой как все это похоже. А народ хавает. Одни верят, другие знают, что это не так и верят в честность оболганных, третьи все знают, но плотно приникли к кормушке. Не находите сходства? Но судьба всех диктаторов - потеря власти и одиночество - таковы законы природы. Странно, что многие уважаемые мною люди из числа гостей фестиваля на Федоровских лугах, этого не понимают, надеясь, что инфестиции в диктатуру дадут всходы. Я могу понять дружбу с Уго Чавесом - у того хоть ресурсы есть, а тут-то что?...

В одном из комментов Игорь Грызлов написал такую фразу: "... и разговоры, того, кто в этом ничего не понимает, о бизнез-проектах в авторской песне, смешны. А вот то, что многие из нас не только свои силы, а и деньги дали и дадут на фестиваль, который проводит Грушинский клуб, чтобы он был, тебе совсем не понять".
Конечно, мне не понять, как можно инвестировать в столь нечистоплотный проект. Хотя "мощный фестиваль альтернативной музыки, а никак уж не туристской песни (Г. Васильев)", быть может и достоин вложений, но, скажите мне, причем здесь авторская песня и героически погибший Валерий Грушин?...

Я очень люблю Грушинский фестиваль. У меня даже Новый год смещен - я живу от фестиваля до фестиваля. Грушинский - место моего твоческого становления, место, куда раз в год приезжают друзья, с которыми мы видимся всего раз в год и только там. С каждым годом число друзей, приезжающих на Мастрюковские озера, падало, потому что многие понимали, что фестиваль стал вырождаться. Борис Есипов, худрук прошлых Грушинских, подходил к жюри и инструктировал: "Как можно больше отсеивать. Выбирать тех, кто будет смотреться на Гитаре"... И они, в частности Дмитрий Бикчентаев, говорили, к примеру, лауреату "Второго канала - 2006" Александру Конопелькину: "Вы замечательный поэт, но Вы не обидетесь, если мы вас во второй тур не пропустим?"... Сегодня у моего любимого Грушинского появился шанс возродиться и я буду счастлив еще раз наблюдать симптомы этого возрождения на 35-м Грушинском на Мастрюковских озерах.

P.S. Можно, конечно, много сказать о плюсах нового фестиваля, но я скажу о главных. Было спокойно. И пусть лозунг "Тишина. Гитара. Голос" не был реализован полностью, отличие от 33-го Грушинского было разительным. Гопоты, даставшейся от преждней политики прежднего оргкомитета, было мало, а если и была, то практически не мешала. Странно было по прошествии фестиваля читать в интернете нападки на это обстоятельство со стороны приезжавших с Федоровки - чьё наследство-то?.. Второй важный плюс, имхо, это то, что перед Горой выступили не только "звезды", чье участие в главном концерте в прошлые годы было направлено исключительно на то, чтобы "раскачать" Гору, но и замечательные авторы из разряда непопсовых, но великих - Петр Кошелев, Ольга Чикина, Григорий Данской, Ольга Качанова, Александр Мирзаян. Сюда же можно отнести и перенесение на Гитару финального тура конкурса - старая традиция первых Грушинских фестивалей. Третий плюс - это ВНИМАНИЕ со стороны оргкомитета ко всем людям фестиваля. Главный орг фестиваля Петр Старцев проявил себя как незаурядный организатор. Его команда работала слаженно и четко. Это позволяло по многим вопросам обратиться лично к нему, а он перенаправлял к нужному человеку и никогда не выглядел нервным, озабоченным. Во время грозы мы с o3ero оказались в одном укрытии с Петром Николаевичем и это 20-минутное общение сложило весьма положительное впечатление об этом человеке. Потому пожелаю Петру Старцеву мужества и неотступности от авторской песни, которую мы все пытаемся сохранить.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments